СЦЕНИЧЕСКАЯ БИОГРАФИЯ ТАНИ ЮН

11.04.2018 13:53 | просмотров: 152
СЦЕНИЧЕСКАЯ БИОГРАФИЯ ТАНИ ЮН

 

Особое место в истории чувашского кино принадлежит Тани Юн. Яркая, талантливая, она была обычно одной из удач очередного фильма. Критика единодушно отмечало ее актерское мастерство и обаяние. Ее героини были подкупающе женственны. Первую киноактрису нашей республики любили, ею гордились как самым выдающимся деятелем чувашской национальной культуры. Кинофильмы “Сарпиге” и “Черный столб”, где она исполняла главные роли, демонстрировались в странах Европы и Америки, ее портреты украшали обложки журналов у нас и за рубежом. Ей “шли” роли героико-драматического плана, характеры необычайные, неординарные. Фотографии тех лет сохранили ее красивое, выразительное лицо с огромными глазами. Фильмы: “Сарпиге”, “Вихрь на Волге”, “Апайка” - во многом обязаны своим успехом ей. Во многих трюковых сценах она играла сама. Тани Юн удалось показать своеобразие характера чувашской женщины в ее развитии.

Судьбу этой актрисы можно сравнить с вновь открытой звездой, неожиданно изумившей всех ярким светом и вдруг сгоревшей.

Татьяна Степановна родилась 28 января 1903 года в д. Чербай Балдаевской волости Ядринского уезда в семье крестьянина-середняка Стефана Федоровича и его жены Ксении Федоровны. В метрической книге Казанско-Богородицкой церкви села Балдаево о родившихся написано, что она была крещена 1 февраля 1903 года (по новому стилю). Таинство крещения совершили священник села Балдаево Сергей Крестников с дьяконом Николаем Далматовым и псаломщиком Иваном Дроздовым. Восприемницей Татьяны стала девица Надежда, дочь крестьянина из деревни Чербай Федора Александровича Чугунова.

Она отличалась независимым характером, настойчивостью и целеустремленностью. Отец поощрял тягу к знаниям. До революции она поступает учиться в Персирланскую начальную, затем - вБольшесундырскую двухклассную школы. После окончания школы второй ступени в г. Ядрине Татьяна Степановна в 1921 году поступает учиться в Московскую военно-спортивную школу.

В 1922 году ее направляют в Чебоксары инструктором физкультуры. Здесь она стала работать на разных должностях.

В 1924 году она становится учащейся студии при Чувашском государственном театре. Во время учебы ее заметил организатор и художественный руководитель чувашского театра Иоаким Степанович Максимов-Кошкинский, с которым впоследствии она связала свою жизнь. После завершения учебы она была приглашена на работу в чувашскую труппу театра. С этого времени Тани Юн навсегда связывает свою жизнь с театральным искусством.

В то время в Чебоксарах кинотеатров еще не было. Кинокартины демонстрировались в здании Чувашского драмтеатра в свободные от спектаклей вечера. Татьяна Степановна не пропускала ни одного фильма. Ее кумиром стала популярная в то время итальянская киноактриса Франческа Бертини. Она мечтала об игре в кино. Конечно, это была честолюбивая мечта, но она сразу начинает воплощать ее в жизнь.

После просмотра одной из кинокартин она предложила Иоакиму Степановичу взяться за съемку чувашского фильма. Тому вначале даже сама мысль показалась несуразной. Но после очередного натиска жены он всерьез задумался, а потом и сам загорелся ее идеей.

Шел 1925 год. Партией был брошен клич достойно отметить 20-ю годовщину первой русской революции. Максимов-Кошкинский написал киносценарий “Волжские бунтари” - о революционных событиях в Чувашии. Вместе с женой Тани Юн он отправился в Ленинград, в киностудию “Севзапкино”. Там сценарий не приняли, рекомендовали, сократить. Татьяна Степановна уговорила мужа сократить сценарий, убрать все лишнее. Обновленный сценарий приняли. Но возникла другая проблема. Студия поставила условие: половину стоимости производства фильма - 25 тысяч рублей - должна финансировать Чувашская Республика. Сумма по тем временам огромная. Столько денег взять было негде. Но Максимову-Кошкинскому своими аргументами, посулами и личным обаянием удалось всех заразить идеей создания первого чувашского фильма. Четырежды рассматривался на заседаниях ЦИК республики этот вопрос. И деньги были найдены.

В фильме “Волжские бунтари” Татьяне Степановне режиссер доверил эпизодическую роль матери, потерявшей в суматохе маленького сына, которого впоследствии находит убитым. Артистка сыграла ее потрясающе.

Первая чувашская кинокартина вышла на экраны в апреле 1926 года, а в Чебоксарах ее начали показывать в дни летних ярмарок, когда город заполняли крестьяне из близлежащих и дальних деревень. От зрителей не было отбоя, все хотели посмотреть “свой фильм”.

Во втором чувашском фильме “Сарпиге” Татьяна Степановна снималась в главной роли. Она сразу стала любимицей зрителей. Картина пользовалась большим успехом. В следующем фильме “Черный столб” она снялась в роли Уркки. Эти картины с большим интересомо были приняты и за рубежом. Авторитет Тани Юн, как киноактрисы, утвердился окончательно. Ее мастерство росло от фильма к фильму, о чем свидетельствуют и исполненные ею роли Марье в “Вихре на Волге” и Таис в “Апайке”. Годы работы в кино для Тани Юн были временем расцвета таланта и самыми счастливыми в ее жизни.

Студия “Чувашкино” прочно встала на ноги. Выросли свои национальные кадры режиссеров, сценаристов, артистов, художников. Но в 1930 году на федеральном уровне принимается решение создать для всех автономных республик и областей одну общую киностудию - “Востоккино”, куда должно было войти и “Чувашкино”. Максимов-Кошкинский всячески доказывал целесообразность сохранения своей студии и минусы громоздкого и неповоротливого вновь создаваемого “Востоккино”. Но все было тщетно. А “Востоккино”, действительно, оказалось недееспособным и вскоре бесславно закончило свое существование.

После реорганизации “Востоккино” в 1935 году чувашская актриса Тани Юн вернулась в чувашский театр. Здесь Татьяна Степановна сыграла многие роли. Но душа ее рвалась на съемочную площадку, там была ее стихия. Она еще на что-то надеялась, но впереди было только худшее.

Сталинские репрессии тридцатых годов задели Максимова-Кошкинского с Тани Юн. 14 июня 1937 года как “буржуазного националиста”. В июле в квартире Татьяны Степановны сотрудники НКВД произвели обыск, а в августе как жену “врага народа” сняли с работы и уволили из состава Чувашского государственного академического театра. Вскоре ее выселили из квартиры и взяли подписку о невыезде.

В сентябре Народный Комиссар внутренних дел Чувашской АССР принял постановление о предъявлении обвинения и избрании меры пресечения Максимовой-Кошкинской. Согласно постановлению ее привлекли в качестве обвиняемой по статье 58-4 УК РСФСР, а мерой пресечения избрали содержание под стражей в Чебоксарской тюрьме.

29 сентября прокурор Чувашской АССР санкционировал арест Татьяны Степановны. И 1 октября она была арестована и заключена в тюрьму.

Через месяц, 3 ноября 1937 года состоялся первый допрос Тани Юн. Она держалась стойко, не призналась, в чем бы ее не обвиняли. На втором допросе, 1 декабря, ей ставили в вину связь с иностранцами. Она категорически все отрицала. Однако, под пыткой сотрудники НКВД заставили ее подписать признание.

5 декабря 1937 года состоялось заседание спецтройки при НКВД Чувашской АССР, где слушали дело по обвинению Максимовой-Кошкинской в шпионской деятельности в пользу “японской разведки”. Тани Юн была осуждена заочно по статье “контрреволюционная деятельность” сроком на 8 лет с содержанием в Карлаге НКВД. Ее отправили в исправительно-трудовой лагерь в село Долинка Карагандинской области Казахской ССР. Так она оказалась вдали от родины.

В январе 1938 г. дочь Максимовых-Кошкинских Изида из деревни Чербай написала письмо Сталину с просьбой освободить мать. Однако, ответа не последовало.

В феврале 1939 г. Тани Юн пишет заявление Наркому внутренних дел СССР Берии о пересмотре дела. В заявлении она писала: “...Я надеюсь, гражданин Народный Комиссар внутренних дел, что Вам будет ясно, что я никакой контрреволюционной деятельностью не занималась, что я оказалась жертвой наглой клеветы, вследствие чего меня оторвали от ребенка, от больной матери - старухи и от любимого мне Чувашского Академического театра, в котором я работала артисткой, отдавая свои силы развитию Чувашского театра.

Гражданин Народный Комиссар внутренних дел, очень прошу не отказать в пересмотре решения по моему делу - очень уж тяжело пережить этот столь незаслуженный позор”.

В июне 1939 года она опять пишет жалобу о неправильном осуждении прокурору СССР Вышинскому.

В 1939 году Тани Юн перемещают из Карлага в Севураллаг на станцию Азанка. Отсюда она пишет еще два прошения, о пересмотре дела, одно в июне, другое в ноябре на имя Наркома внутренних дел СССР.

В январе 1940 года НКВД Чувашской АССР, рассмотрев жалобу и архивно-следственное дело Тани Юн постановил отменить постановление спецтройки при НКВД Чувашской АССР от 5 декабря 1937 года как неправильное и освободить из под стражи со снятием судимости. Тани Юн и Максимов-Кошкинский были освобождены, как невиновные. Но это не означало возврата к прежней жизни, к прежнему положению в обществе. После их ареста все чувашские кинокартины, до последней копии, были уничтожены. Для Тани Юн оказались закрытыми двери театра, многие отвернулись от нее, как от “врага народа”. И она, в расцвете сил, поняла, что ее творческий путь закончен. А проработала она всего-то семь лет в кино и столько же в театре.

Работу на сцене Тани Юн умело сочетала с успешной работой по переводу лучших образцов русской, советской и зарубежной литературы. Ее переводческая деятельность началась еще в 1935 г. В 1957 году она стала членом Союза писателей СССР. Совместно с И. Максимовым-Кошкинским она написала несколько пьес, а в 1972 году выпустила книгу воспоминаний “Дни и годы минувшие”. В предисловии к ней можно было прочесть такие строки: “Думаю,... я счастливая. Может быть, не все мои желания исполнились. В моей жизни немало было и обидного и горестного. А все же – счастливая ! Потому что я актриса”.

В 1973 году за заслуги в развитии чувашской литературы и театрального искусства и в связи с 70 -летием со дня рождения -Татьяна Степановна была награждена Почетной грамотой обкома КПСС и Совета Министров Чувашской АССР.

Израненное, исстрадавшееся сердце Тани Юн перестало биться 6 октября 1977 года. Первая чувашская киноактриса ушла из жизни тихо, проводили ее в последний путь близкие друзья, ценившие ее бесценный вклад в развитие чувашского кино и театрального искусства.

Источник новости: http://gov.cap.ru/SiteMap.aspx?gov_id=1&id=21661