СКАНДИНАВИЯ – ЧУВАШИЯ (ПРЕЗЕНТАЦИЯ КНИГ ЕВЫ ЛИСИНОЙ И ГЕННАДИЯ АЙГИ НА ШВЕДСКОМ ЯЗЫКЕ)

06.01.2018 15:05 | просмотров: 582
СКАНДИНАВИЯ – ЧУВАШИЯ (ПРЕЗЕНТАЦИЯ КНИГ ЕВЫ ЛИСИНОЙ И ГЕННАДИЯ АЙГИ НА ШВЕДСКОМ ЯЗЫКЕ)

Книги дружбы: Скандинавия – Чувашия

(Видеофрагменты в разделе ВИДЕО и на YouTube фоторепортаж - ниже и в разделе ФОТОАЛЬБОМЫ)

Презентация сразу двух уникальных книг, снова связавших Чувашию со Швецией, Эстонией и Латвией, прошла 5 января 2018 г. в Национальной библиотеке Чувашской Республики.

Как уже сообщалось, в конце 2017 г. в Швеции изданы (а напечатаны в Эстонии и Латвии) книги Е. Лисиной «Анатри чӑвашсен юррисем» (Песни низовых чувашей) и Г. Айги «Чӗрӗ тӗвӗ» (Завязь), переведенные с чувашского на шведский язык (переводчики Анника Бэкстрем и Микаэль Нюдаль).

На встрече в библиотеке издания представили их редактор и переводчик М. Нюдаль и автор Е. Лисина, которая выступила и как автор русского подстрочника стихотворений брата Геннадия Айги. Еще при его жизни возникла идея познакомить европейского читателя с чувашскоязычной поэзией Г. Айги, но начала она воплощаться только несколько лет назад , и итогом их стало издание в Чебоксарах, в издательстве «Free poetry» небольших книг Г. Айги «Ултӑ сӑвӑ» (Шесть стихотворений), потом «Ҫичӗ сӑвӑ» (Семь стихотворений) на русском, чувашском, норвежском и шведском языках. И вот теперь свет увидел новый сборник Г. Айги «Grodd» (Завязь), в который вошли одноименная поэма и 18 стихотворений. Причем одно из них – «Хурлӑх» публикуется впервые. Его Ева Николаевна нашла в рукописных архивах, написанным на обороте бланка телеграммы.

М. Нюдаль подчеркнул, что творчество Г. Айги оказало большое влияние на современную шведскую литературу, и отметил, что теперь, благодаря выходу книги, уже появился интерес и к его чувашскому пласту. Дело в том, что издание вышло как приложение к шведскому журналу «Друг лирики» и было доставлено всем его подписчикам, – а их более тысячи, – что очень важно для поэтического сборника, и сразу стало читаемым. Стихотворения снабжены комментариями редактора и, по словам Евы Николаевны, они очень точны, дотошно им проверены и подробны.

Рассказывая о своей работе переводчика, редактор М. Нюдаль сказал, что старался в переводе передать не внешнюю сторону, не формальный строй стихотворения, а звучащий в нем внутренний голос поэта, интонацию живого человека. Вместе с Евой Николаевной они прочитали несколько стихотворений из сборника параллельно на чувашском и шведском, и все отметили, что эта передача удалась.

История появления книги прозы Е. Лисиной «Анатри чӑвашсен юррисем» (Песни низовых чувашей) началась в ходе работы над поэтическим сборником Г. Айги. Большую ее часть перевела Анника Бэкстрем, которая как раз раньше переводила его произведения. Она же стала автором послесловия «О Еве Лисиной». Сборник – рассказы для детей, рассказы для взрослых, эссе – разделен на семь частей и завершается поэмой Г. Айги «Завязь». Композиционным стержнем стал рассказ «День Победы», и, несмотря на то, что произведения разные и написаны в разные годы, книга читается, по словам рецензентов, как единый роман, и – на одном дыхании.

Конечно, в кругу присутствующих на презентации литераторов и литературоведов, журналистов и языковедов, философов и искусствоведов (И. Митта, А. Хузангай,С. Убасси, В. Родинов, Э. Фомин, И, Дмитриев (Трер), Г. Дегтярев, Ю. Яковлев, М, Кириллова, С. Грач, О. Цыпленков, М. Кузьмин, Д. Воробьев, Г. Иванов-Орков, Н. Сельверстрова и многие другие) шел разговор и о проблемах перевода, о двуязычии и отражении национальной поэтической традиции в творчестве скандинавских и чувашских поэтов и писателей, о поэзии в целом. Вечер большой литературы состоялся, и мы приглашаем всех заинтересовавшихся новыми книгами, в отдел редкой книги и консервации документов, в Зал Г. Айги, где они займут достойное место.

Татьяна Николаева, пресс-секретарь НБЧР.

*******************

P.S. Кстати, весьма любопытная информация. Ева Лисина отметила, что в последние годы жизни Геннадий Айги именовал себя "чувашским поэтом, пишущим и по-русски". А перед смертью совершенно потерял дар речи на русском языке и вынужден был говорить только по-чувашски (вспомним: подобное произошло и с Иваном Яковлевым, патриархом чувашской культуры и новочувашской письменности).

Фотографии